Децентрализация, блокчейн, прозрачность и прогресс в благотворительности

Предисловие. Мы попытались адаптировать текст под наш, достаточно далекий с точки зрения технологического прогресса и реалий рынка (связанного в первую очередь с неадекватным 21 веку законодательством в сфере НПО). И поставили несколько иллюстраций. Потому как — что для американца норма, для нашего неприбыльного сектора и обычных людей и бизнесов — пока космос.

Источник тут

Оригинальное название: Теряем центр — ближе к сердцам

В какой-то момент происходит влияние блокчейн-технологий на филантропию и гражданское общество, и фокус в дальнейшем сосредотачивается на трех глобальных направлениях:

1) Снижение операционных затрат через отсутствие посредников (например, Disberse)

2) Автоматизация процессов через использование краткосрочных контрактов (например, Alice.si)

3) Большая прозрачность через доступность отслеживаний (Например, оба вышеуказанных варианта, плюс BitGive Foundation)

Мы исследовали многие из этих (и нескольких других) возможностей блокчейн в качестве влияния на филонтропию.

Но ранее мы особо не концентрировались на влиянии блокчейн в условиях децентрализации и того, как это может повлиять на гражданское общество. Тем более, что массовое распространение ICO вместо IPO предполагает, что блокчейн будет полезен.

Распределение денег при децентрализации: блокчейн технологии.

И так понятно, что единственный путь, которым блокчейн может помочь филантропии — это передача средств без вмешательства, напрямую.

В настоящее время получение денег от доноров конечными бенефициарами усложняется (особенно в международном контексте) длинной сетью банков, НПО, государственных учреждений, юридических фирм и т. д. Каждая из них добавляет стоимость транзакции и, таким образом, уменьшает общую сумму, доступную для предполагаемой социальной цели в момент старта фандрайзинговой кампании.

Блокчейн предлагает возможность нарушить эту цепочку, поскольку она может уменьшить или даже устранить необходимость третьих лиц. В настоящее время любой, у кого есть криптовалютный кошелек, может отправлять деньги кому-либо еще без учета географических границ или необходимости конвертации валюты. Однако просто использование криптовалюты автоматически не приведет к социальному благу: деньги все равно должны быть направлены в соответствии с какой-то филантропической целью.

Использование криптовалюты также по-прежнему является очень нишевой деятельностью, поэтому любая филантропическая инициатива, которая опирается на доноров или бенефициаров, являющихся существующими пользователями криптовалюты, будет сопротивляться. Таким образом, чтобы использовать потенциальные филантропические преимущества технологии блокчейн, устраняющие затраты на финансовые транзакции, вам нужно сделать одну из двух вещей:

  • Создайте он-лайн платформу на технологии блокчейн, которая заработает уже сейчас (возможно, используя ту или иную форму токена, чтобы пользователям не нужно было работать в криптовалюте), а затем попытайтесь масштабировать это путем разработки пилотных проектов с целью расширения и принятия процессов до такой степени, когда платформа будет приносить максимальную пользу (это, по сути, то, что делают Disberse).

  • Сосредоточьтесь на том, чтобы снести все возможные барьеры на пути внедрения технологии блокчейн посредством использования криптовалюты, заложив таким образом основу для возможного основного финансового потока. Возможно, уже разработаны платежные платформы, которые хорошо подходят для нон-профит (это то, что делают Humaniq, с целью борьбы с финансовыми исключениями с использованием блокчейн).

Предположим на минуту, что вы решили проблему с доступом (блокчейн же вездусущ!). Нам действительно нужны специализированные онлайн-платформы для нон-профит? Неужели люди с доходом не могут напрямую передавать помощь тем, кто в этой помощи нуждается? Мы сначала скажем — нет, конечно, ведь именно НПО отвечают за сбор и пр., но, если вдуматься, все уже происходит напрямую независимо от блокчейна.

Растет число платформ прямых пожертвований (самым известным из которых является GiveDirectly.org), которые позволяют донорам напрямую предоставлять помощь отдельным лицам или коммьюнити всех уровней в развивающемся мире для наиболее эффективного способа в принятии решений как эти финансы использовать. Существуют также такие платформы, как Kiva, которые позволяют людям создавать социально-мотивированные кредиты отдельным лицам и комьюнити.

Блокчейн может значительно упростить разработку платформ прямого доступа в гораздо большем масштабе. Но нужен ли нам такой уровень инфраструктуры? С точки зрения фактического внесения пожертвований (с учетом нашего рабочего предположения о вездесущем доступе к блокчейн) ответа, кажется, нет. Очевидно, что в действительности эти платформы также добавляют ценность с точки зрения идентификации бенефициаров, отслеживания изменений и т. д. Но главное, это демонстрация того, что когда вы начнете думать об истинном потенциале технологии блокчейн, вам нужно начать менять свои собственные предположения о значении централизованного управления.

Это не означает отсутствие ценности; просто чтобы вам было намного понятнее — есть альтернатива. И, как мы увидим, если поменяем наши предположения таким образом, это может привести нас к тому, что поставит под сомнение само понятие организационной структуры, которую мы сейчас считаем само собой разумеющейся.

Немного истории.

Давайте немного отвлечемся и вспомним как возникла сама идея благотворительной организации. Развернутый ответ займет много места и времени, но история примерно такова: традиционная средневековая модель выглядела как личное подаяние, но из-за ряда факторов (в частности, в эпоху Реформации появилась тенденция к секуляризации предоставления помощи и урбанизации общества, что привело к огромному изменению масштабов и характера возникновения бедности вообще), эта традиционная модель уже не была адекватной к моменту промышленной революции.

«Нищие у входа». А. Виллемсенс, 1650−1660. Фото с сайта metmuseum.org

В ответ на недостатки средневековых методов и отражение изменений в коммерции, где возникла концепция акционерного общества, была разработана модель «ассоциативной филантропии», где доноры начали собираться вместе для объединения своих ресурсов и совместных решений адресных проблем. Признание того, что эффективное сотрудничество и достижение определенных масштабов потребует некой структуры, привело к созданию специализированных посреднических организаций, которые и стали в итоге зарегистрированными благотворительными и некоммерческими организация, как мы их наблюдаем сегодня.

Больница, которую воздвиг в 1914-м году архитектор Иосиф Зецкер специально для Общества Скорой медицинской помощи. Эта благотворительная организация появилась в Киеве вместе с изобретением телефона и выезжала на срочные вызовы бесплатно, успешно существуя на пожертвования членов Общества

Большинство из этих организаций быстро стали централизованными. Это могло быть отражением более широкого сообщества в то время (чрезвычайно структурированного и иерархического) или просто отражением проблем достижения масштабных целей посредством распределенных моделей. Гораздо легче принимать решения централизованно среди небольшой группы людей, которые знают друг друга, чем через разрозненную сеть незнакомцев. И это было в большей степени связано с эпохой плохой почтовой службы, отсутствием телефонной связи, то есть, когда возможности общения были крайне ограниченными.

Стоит отметить, что существует и другая традиция в развитии гражданского общества, сфокусированная на взаимопомощи среди людей с аналогичным статусом, а не на благотворительности от богатых бедным. В этой традиции мы видим гораздо менее централизованные структуры, такие как кооперативы и общества взаимопоществования (термин 19 века) — хотя некоторая степень централизации по-прежнему необходима за пределами небольшого количества участников). История взаимности и кооперации вполне может рассказать нам о нашем децентрализованном будущем, как мы увидим далее.

Но вернемся к традиционной филантропии; если тенденция к большей организационной централизации была обусловлена требованиями эффективной работы в масштабе и все еще способной принимать решения, что означает развитие технологий децентрализации, таких как блокчейн? Мы видели, что когда дело доходит до распределения денег, блокчейн может ускорить возврат к модели предоставления П2П (персона персоне, хотя и глобальной по масштабу). Но примеры филантропических платформ, на которые мы смотрели до сих пор, все еще имеют некоторую степень организационной централизации.

Предположительно, это связано с тем, что, хотя они используют технологию блокчейн при децентрализации, когда речь идет о логистике, финансовых транзакциях и т. д., но они по-прежнему требуют центрального офиса для принятия решений. В следующем разделе мы рассмотрим как покончить с централизацией.

Итак,

Децентрализация процесса принятия решений: DAO гражданского общества.

*ДАО — дистрибуционные автономные организации. В нашем варианте — представительства нон-профит организаций с автономным принятием решений (не филиалы).

Один из наиболее интересных путей развития технологии блокчейн — это попытки использовать ее для радикальных изменений в структурах управления и принятия решений. Любое юридическое лицо, будь то компания или благотворительная организация, в своих самых основных терминах просто представляет собой набор конкретных лиц (директоров, попечителей и сотрудников) и ряд правил, регулирующих сферу их соглашения о сотрудничестве, и определенные рамки, в которых эти лица осуществляют свою деятельность. Предполагая, что персональный идентификатор всех этих людей может быть записан на блокчейн (с которой многие инициативы уже работают), и любые соответствующие активы могут быть также записаны (прямо или в виде токенов), то и набор правил, связывающих их вместе, тоже могут быть закреплены в виде контрактов и вуаля: у вас есть компания на основе блокчейн (или нон-профит).

Дело в том, что как только вы в состоянии всё это проделать, то становится ясно, что нет причин, по которым структура такой организации должна иметь вид корпорации, существовавшей в реальном мире в итоге сочетания исторических и практических факторов, уже не обязательных к применению. Зачем устанавливать иерархию людей, которые занимают высокий статус внутри организации: почему бы просто не децентрализовать организацию и прибрать все к рукам на местах?

Именно так и выглядит идея распределенной (или децентрализованной) автономной организации (DAO). DAO — это, по сути, набор интеллектуальных контрактов, который регулирует взаимодействие лиц, решивших стать членами организации (обычно путем покупки «токенов» или крипты). Основная идея состоит в том, чтобы стимулировать те модели поведения, которые считаются желательными (например, разрабатывать алгоритмы сбора запасов в случае Numerai, или точно прогнозировать и сообщать о событиях реального мира в случае Gnosis или Augur), в то же время препятствуя нежелательному поведению (например, нечестность, корыстные интересы и т. д.). Механизм совместного принятия решений также может быть установлен на основе любой желаемой формы консенсуса (например, простого большинства, взвешенных голосов и т. д.).

Когда у вас все это есть, вам больше не нужна централизованная корпоративная структура. Принятие решений среди равных в реальном времени практично, вне географии, в любых масштабах, поэтому случай предоставления небольшого привилегированного контракта для принятия решений от вашего имени становится не нужен. И вам больше не нужна эта централизованная структура для получения преимуществ от масштаба, когда дело касается финансовых транзакций или логистики. Мы уже видели, как это работает в финансовом контексте, и мы придем к логистике в следующем разделе.

Концепция DAO может быть действительно разрушительной для централизованной иерархической модели управления, которая лежит в основе большинства существующих организаций. Таким образом, как и во многих разработках, основанных на зарождающейся технологии блокчейн, некоторые могут воспринимать все это как научную фантастику. Однако не стоит недооценивать новые технологии и возможности, как это сделали некогда успешные компании, такие как Blockbuster Video, который не учел разрушительный потенциал технологии и как результат компании больше не существует.

Верно также, что если учесть другие макро тенденции, которые могут сформировать мир в ближайшие годы, принятие DAO представляется гораздо менее маловероятным. В частности, массовая автоматизация рабочей силы и связанное с этим изменение характера работы, будут иметь большое значение. Предполагая, что это происходит, и что принимаются меры по улучшению рисков (например, введение какой-либо формы базового дохода), тогда там будет огромное количество людей, которые больше не должны работать в каком-либо традиционном смысле и будут искать новые способы продуктивно использовать свое время. Некоторые полагают, что это приведет к процветанию в науке и креативе. «Поскольку у людей есть свобода тратить гораздо больше времени на эти занятия, как только они освобождаются от кандалов работы (то же самое верно и в отношении волонтерства). Этим людям почти наверняка придется сотрудничать по-разному, и децентрализованная демократическая структура, казалось бы, намного лучше подходит для этого контекста, чем структуры, которые отражали бы структуры организаций, созданных в индустриальном раннем сообществе.

Будут также те, кто рассматривает появление DАО просто как внутреннюю угрозу и, следовательно, что-то, с чем необходимо бороться. И в этом есть доля правды: она потенциально представляет собой внутреннюю угрозу для многих существующих организаций, если они не хотят адаптировать свою собственную структуру и операции в ответ на тенденцию к децентрализации. Однако, нет причин, по которым многие организации не могут воспользоваться преимуществами DAO или даже развиваться в новые организационные формы. Это, безусловно, справедливо для благотворительных организаций и других организаций с социальной целью, поскольку они могут выполнять эту задачу более эффективно, адаптируя свою структуру в новые формы, которые позволят гораздо более содержательное и демократическое участие доноров и сторонников.

Как мы уже говорили, гражданское общество действительно может иметь явное преимущество, когда речь заходит об адаптации к децентрализации. Вся кооперация и взаимовыручка является потенциальным планом для структур демократического управления, которые только могут быть построены и адаптированы. Было бы действительно интересно, например, посмотреть на историческое развитие коопераций и посмотреть, как они могли бы развиться в мире, где для достижения масштаба не требуется никакой централизации.

Со стороны филантропов также имеются соответствующие прецеденты: предоставление некой кооперации давно является популярной и эффективной моделью сотрудничества между донорами. Очевидно, что в очень небольшом масштабе они могут быть действительно децентрализованы: например, если это всего лишь группа друзей, встречающихся в домах друг друга и принимающих совместные решения о том, как дать общую сумму денег. Однако, как и в случае с чем-либо еще, после того, как они некоторым образом масштабируются, необходимо в некоторой степени централизовать (как правило, посредством участия стороннего хоста, такого как фонд сообщества). Но если бы вы создали круг предоставления как DAO, тогда вы могли бы масштабировать его до любого размера, который вам нужен, и без централизации.

Конечно, даже если у вас есть структура, которая позволяет децентрализовать принятие решений, по-прежнему остается вопрос того, как вы выбирете варианты, которые вы все вместе собираетесь решать. Стандартный подход с заданными критериями будет заключаться в том, чтобы сами доноры выбирали потенциальных благополучателей (возможно, с помощью стороннего эксперта, такого как консультант по филантропии), или вам нужен какой-то механизм, при котором организации имеют возможность прийти и «податься на грант». И это намекает на то, как вы могли структурировать DAO для своих социальных целей. Вы могли бы просто иметь смесь доноров и бенефициаров (как отдельных лиц, так и организаций) в качестве членов DAO, а последние могут выступать в поддержку в соответствии с существующими краудфандинговыми платформами.

Или вместо этого, возможно, доноры могли бы указать конкретные социальные результаты, к которым необходимо стремиться, и построить вокруг них краткосрочные контракты. Организации или отдельные лица (или группы лиц, собранные в качестве DAO) могли бы затем работать для достижения этих результатов и автоматически получали бы платеж по контракту после проверки результатов (в ближайшее время мы рассмотрим, как это может быть дополнительно автоматизировано). Одно из основных преимуществ этого (как и все приблизительные расчеты будущих результатов) заключается в том, что донор может быть скептически настроен относительно фактического получения результатов. Это оставило бы место для инноваций, а также потенциально предоставило бы отдельным людям и сообществам возможность придумать пути решения своих проблем, чтобы получить на это финансирование.

Конечно, все это оставляет достаточно власти в руках донора при определении желаемых результатов, а также поднимает вопрос того, откуда берутся средства для выполнения социальных проектов с теми самыми определенными результатами.

Одна вещь, которая может быть очевидна, заключается в том, что до сих пор существует проблема при соприкосновении с реальным миром: например, как вы узнали бы, что желаемые социальные результаты были фактически достигнуты? Это имеет решающее значение, потому что если платежи через короткосрочный контракт запускаются автоматически в ответ на информацию, записанную на блокчейн, то вам нужно быть уверенным, что информация точна. Существует по меньшей мере три различных возможных решения этой проблемы:

  • Полагайтесь на сеть доверенных лиц или организаций (часто называемых «оракулами»), чтобы убедиться, что семантическая связь между записью в блокчейн и реальностью правильна (т.е. получить существующие известные благотворительные организации или другие организации для проверки результатов).
  • Интеграция с другими технологиями (например, Internet of Things — интернет вещей, drone tech, wearables и т. д.) для автоматизации записи данных, которые могут непосредственно подтвердить достижение результатов.
  • Стимулировать членов DAO для достоверной записи информации с использованием системы наказания и вознаграждения на основе токенов/биткоинов, в соответствии с системами, используемыми DAO на рынке прогнозирования, такими как Augur и Gnosis.

У всего есть свои преимущества и недостатки. Использование некоторой предсказуемости имеет смысл, поскольку оно будет использовать существующий опыт общественных организаций, а также сохранит элемент объективного контроля над людьми в системе, который мы можем увидеть как неоценимый в будущем. Тем не менее, он вводит иерархию достоверности в структуру DAO.

Сближение блокчейн с другими технологиями, такими как IoT (интернет вещей понятным языком тут), беспилотные летательные аппараты, носители и т. д., потенциально устранит эту проблему, а также любой элемент субъективности, но также есть риск вместо измерения результатов в виде KPI в измерение окончательного продукта, просто потому, что это соответствует с произведенными данными. Это известная проблема измерений социальных результатов, но это может быть сильно обострено в высокоавтоматизированной системе, а мы как раз такую и рассматриваем.

Использование биткоинов для стимулирования правдивого представления результатов является интригующей возможностью, но возникнут серьезные проблемы с точки зрения структурирования системы вознаграждения. Большинство современных примеров DAO имеют коммерческое назначение, поэтому структура вознаграждения, основанная на финансовой прибыли и убытках, является подходящей. Однако, если в будущем создадут филантропические DAO, состоящие как из доноров, так и из бенефициаров, тогда это кажется еще менее подходящим. Это может, например, исказить альтруистические мотивы доноров на чистое вознаграждение; или это может привести к тому, что лица, получающие выгоду, получат наказание, если они предлагают безуспешные вмешательства. Понятно, что, хотя концепция DAO имеет огромный потенциал для применения к филантропии, необходимо будет адаптироваться к некоммерческому и общественному контексту.

Децентрализация владения физическими активами: AIDAO и прямые нефинансовые услуги

Вы можете подумать, что мы уже приняли концепцию децентрализации как довольно экзотическую территорию — если это так, вы можете захотеть пристегнуть этот следующий бит … Мы видели, что сами организации могут быть децентрализованы как DAO, но пока мы предполагаем, что узлы в этих DAO контролируются людьми. А что, если это не так? Сближение технологий Искусственного Интеллекта и блокчейн предлагает увлекательную и радикальную возможность: у вас могут быть DAO, в которых некоторые или все члены Ais (АИС) — автоматической идентификационной системы (так называемые AIDO). Эти Ais могут быть встроены в интеллектуальные объекты или они могут быть просто алгоритмами, которые существуют только в цифровом формате".

Почему, спросите вы, нам так хочется разрешить AIDAO? Одна из причин заключается в том, что конвергенция блокчейнов с Интернетом Вещей означает, что в ближайшем будущем в мире будет огромное количество интеллектуальных объектов разного вида, и их нужно координировать. Используя нынешнюю парадигму, их нужно будет контролировать централизованной стандартной бюрократией, но в этом конвергентном будущем нет реальной необходимости в подобной бюрократии. Почему бы просто не позволить машинам и интеллектуальным объектам взаимодействовать. И взаимодействовать напрямую друг с другом? Предполагая, что Ais не ценят названия должностей, кажется маловероятным, что иерархическая структура вообще имеет какой-то смысл: вместо этого все они будут действовать как автономные агенты, связанные в DAO.

Чтобы понять, как это может сработать, давайте рассмотрим некоторые практические примеры. В настоящее время Uber и другие платформы для обмена услугами перевозки находятся на пороге серьезного сдвига в сторону использования автомобилей без водителя. Это несет в себе некоторые основные потенциальные преимущества, но также есть один огромный недостаток: капитальные затраты. На данный момент этим компаниям не нужно владеть никакими автомобилями, потому что у водителей есть свои собственные транспортные средства, поэтому платформа, по сути, просто управляет сетевым слоем поверх этого. Но если эти машины без водителя, кто их владелец? Нынешняя модель наличия у водителей собственных автомобилей не будет работать, так как, скорее всего, большинство людей не увидит смысла владеть автомобилем без водителя; вместо этого нужно иметь доступ к одному, когда это необходимо. Таким образом, Uber и его конкуренты либо должны будут арендовать их у другой компании, либо приобрести огромный парк автомобилей. Если … Что делать, если эти транспортные средства являются автономными агентами, способными генерировать и владеть собственным доходом и связанными с AIDAO? Uber (или любая другая компания по совместному использованию автомобилей будущего) просто будет обращаться непосредственно к DAO.

Та же идея относительно логистики. Что, если бы у вас была полностью автоматизированная интеллектуальная фабрика (такое в принципе вполне возможно), в которой все отдельные предметы и инфраструктура самого завода контролировались Ais (АИС) и координировались AI DAO? Компании, которые хотели продавать товары, могли купить их непосредственно у AI DAO, и они будут распространяться непосредственно на потребителей, используя другие технологии (автономные грузовики, беспилотные летательные аппараты или даже 3Д-печать). Конечно, вы можете спросить, в чем смысл компании-посредника в этом сценарии, так как сами люди могли просто купить непосредственно у AIDAO? Возможно, но все еще играет роль пользователь, привязанный к человеческому фактору и фокус вряд ли изменится.

Одна вещь, которая кажется несомненной, заключается в том, что будет гораздо меньше преимуществ для масштабной организации (потому что каждый из них использует одну и ту же систему AIDAO и использует свой масштаб вместо этого). Следовательно, будет намного проще работать в качестве микропредприятия. Как говорит Кэти Маллиган из Имперского колледжа Центра криптовалютных исследований и инженерии:

«Распределенные регистры и блокчейн позволяют микропредприятиям обменивать стоимость и активы, минуя крупные промышленные корпорации. Эти изменения представляют собой реальную экономику обмена — с частными лицами и малыми предприятиями, имеющими те же возможности и доступы, как и крупные корпорации»

Итак, вернемся к благотворительности. Что это значит для нас? Ну, те же преимущества в плане логистики и требований к капиталу, изложенные выше для компаний, также справедливы для благотворительных организаций. Например, если вы являетесь крупной неправительственной организацией в области развития, вам, возможно, придется управлять огромным парком транспортных средств для доставки материалов, а также складами, в которых можно хранить эти материалы до тех пор, пока они не понадобятся. Но они могут быть заменены хранилищем интеллектуальных объектов, контролируемым AIDAO, или транспортными средствами, контролируемыми AI DAO, и НПО может просто взаимодействовать с AIDAO, для распределения необходимых товаров.

Конечно, мы уже видели, что сама НПО может быть реструктурирована как ДАО. Таким образом, объединение этих элементов позволяет нам довести наше реформирование в DAO до логического завершения. Мы сосредоточились прежде всего на передаче денег нуждающимся, потому что традиционно так работает благотворительность: вы даете деньги организациям или отдельным лицам, чтобы они могли покупать нечто для достижения желаемого социального блага. Но что, если покупка и распределение товаров сами децентрализованы и интегрированы с этой системой? Так же легко дать физическим объектам (или доступ к ним) напрямую. Следовательно, наша благотворительная AIDAO состоит из некой комбинации людей, которые принимают решения о том, где давать средства на основе сочетания рациональных и эмоциональных соображений, и Ais, с которыми они взаимодействуют, для осуществления распределения необходимых товаров и услуг для достижения желаемых социальных результатов.

Или, конечно же, мы могли бы полностью избавиться от человеческого фактора и иметь полностью контролируемый AI DAO с благотворительной миссией, которая выделяла бы ресурсы на основе чисто рационального определения потребностей и наиболее эффективных вмешательств для максимизации желаемых результатов. Однако нетрудно увидеть некоторые довольно неотложные и серьезные проблемы с этим сценарием. Поскольку Лоренс Ланди из Convergence VC предостерегает:

«AIDAO в центральном регионе или на далеко от центра являются наиболее вероятным техническим путем к реальной экономике M2M [машина-машина], или, точнее, интегрированной экономике сектора человек-машина. Хотя рынки M2M могли хранить и обмениваться данными, ресурсами и капиталом с молниеносной скоростью 24 часа в сутки в обозримом будущем нам нужно подумать о том, как мы внедряем людей в суть системы, чтобы они не вышли из-под контроля».

Я думаю, что это абсолютно правильно. Будущие возможности, связанные с децентрализацией и конвергенцией блокчейнов, ИИ, ИО и т. д., раздуты. И если благотворители смогут использовать даже часть этого потенциала, это может трансформировать способы решения социальных и экологических проблем. Но в равной степени НПО (и, возможно, что более важно, люди, которые работают в них) должны убедиться, что они в состоянии играть роль проверяющих или «этических стопов» над технологическими операциями, которые в противном случае могли бы привести к непреднамеренным глобальным страшным последствиям. Но это уже немного из области, скажем так, спекулятивных фантазий. Так что настроимся на позитив.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ 2030: сказка

У Джона много свободного времени, так как вся индустрия бухгалтерского учета стала автоматизированной. Он не против, так как у него есть сбережения, а основной доход, который он получает от правительства, является полезным дополнением (хотя он и думает, что они должны увеличить налоги на роботов …) Однако нельзя сказать, что ему нечем заняться: он ушел от своего университетского интереса в физику и присоединился к глобальной организации ученых, работающих над достижениями в технологии графена (недавно открытый электропроводящий элемент из углерода, проще говоря). Но подавляющее большинство его времени тратится на благотворительность. Глобальное неравенство, создаваемое разными темпами автоматизации и внедрения технологий, создало некоторые серьезные потребности в разных частях света.

Особое внимание Джон уделяет земле к югу от африканской Сахары (с тех пор, как он ощутил противоречивый опыт виртуального голода, который в те дни испытывали в реальном времени конкретные люди и некоторые организации пытались им помочь). Он является членом AIDAO под названием AfriCare, состоящего из единомышленников, и ряда DAO, контролирующих судоходство, автономные автопарки, заводы, склады и т. д.

Сегодня утром он получил сигнал тревоги через своего помощника в системе (он назывался Wall-E. Я знаю, но он любил тот мультик в детстве …). Предупреждение показало, что член DAO, который работает непосредственно в Южном Судане, озвучил острую потребность в чистой питьевой воде в ряде деревень в регионе, и это набрало уже оборотов и снизило показатели здоровья, которые у Джона были записаны ранее. Деньги для оборотного капитала были автоматически предоставлены с помощью короткого договора о социальных инвестициях с целым рядом инвесторов, заинтересованных в решении тех же проблем, и уведомление просто говорило Джону, что деньги для погашения этим инвесторам будут списаны согласно его благотворительному контракту, когда результаты будут зарегистрированы «узлом» с достаточно высоким рейтингом доверия.

У Джона даже случилось головокружение от масштаба и скорости, с которой все это все произошло. Но затем что-то заставило его остановиться и подумать: был ли еще лучший способ решить проблему? Он только что работал в составе проектной команды на новом прототипе для 3D-печатного фильтра из графена, который был почти готов к продаже: может ли это быть решением? Он поручил Wall-E выпустить предложение AforCare AIDAO на стороне донора о том, что они управляют пилотом наряду с основным вмешательством. Затем он поручил Wall-e проверить свой статус авторского права в отношении планов фильтра графена (что позволило ему получить определенное количество бесплатных печатных изданий в год, в дополнение к его доле от общей суммы роялти за печать) и уведомить AI DAO о своем желании пожертвовать столько из них, сколько необходимо для ситуации в Южном Судане.

В Южном Судане Искусственный Интеллект, входящий в состав АфриКер, через DAO отправил несколько грузовиков с минеральным углеродом (оплаченный дополнительным траншем социальных инвестиций от группы интересующихся социальных инвесторов в результате предложения Джона). В то же время, рой трехмерных напечатанных беспилотных летательных аппаратов взлетел с регионального узла и согласовал максимально эффективный путь распространения в деревнях, пострадавших от нехватки чистой воды, через AI DAO, связывающие их вместе. К тому времени, когда грузовики прибыли, 3D-принтеры были на месте и готовы принять необработанный углерод, необходимый для производства графеновых фильтров. Принтеры получили доступ к спецификациям печати, которые Джон пожертвовал, а затем в каждой деревне группа рабочих, координируемых инженерами (все из которых принадлежали сотрудничающему DAO-сотруднику, который сформировал подзону в DAO AfriCare), установили эти готовые фильтры.

Через три месяца отдельные члены DAO с высокими рейтингами доверия сообщили о значительном улучшении результатов показателей здоровья (после встречи с местными жителями), что подтвердило индикативные результаты, полученные от местного медицинского Ais, и данные регистрируются с помощью умной системы орошения на ближайшей ферме. Затем этот подход был немедленно расширен до пилотов в других областях, охваченных AfriCare, который также согласовал ставку ниже рыночного уровня для постоянного использования дизайна 3D-печати. Джон также поручил Wall-E создать краткосрочный контракт, чтобы перенаправить свою долю любого коммерческого роялти для использования дизайна в проекте AfriCare обратно в DAO.

Автор: Родри Дэвис

Руководитель программы,

Giving Thought

Charities Aid Foundation

Очень старалась перевести доступным языком: Катя Жук